Теоретический анализ профессиональных действий в инженерной психологии: информационная, процессуальная, им

Имитационные модели.

Примером может служить модель, разработанная Зигелем и Вольфом.

Разделив относительно небольшой, но важный участок трудового процесса на отдельные задачи, определив приоритеты между ними и установив время выполнения каждой — все это делается с помощью опытных специалистов-операторов — задавшись функцией, определяющей зависимость точности и скорости выполнения задачи от индивидуальных особенностей оператора, авторы сумели с достаточно высокой точностью предсказать статистические результаты реальных испытаний, таких как посадка самолета на авианосец, дозаправка в воздухе, воздушный перехват. Модель учитывает гибкость, характерную для опытного специалиста: темп труда зависит от обстоятельств — в сложной обстановке время, которое тратит оператор на одну задачу, может быть сокращено вдвое по сравнению с периодом спокойного, нормального труда. Вместе с тем возрастает и испытываемое напряжение, однако, до некоторого предела, после которого скорость выполнения работы резко снижается. Модель позволяет учесть возможность оператора сократить время на одну задачу за счет резервов групповой деятельности: сплоченности и проч. Таким образом моделируется синхронизация, которая типична для любого труда — замедляя или ускоряя действия, оператор добивается совпадения во времени различных событий трудового процесса. К сожалению, попытки воплотить идеи модели на отечественной почве пока не привели к успеху.

Информационные и информационно-процессуальные модели

Большое распространение получила модель Шеннона, определяющая информацию, как меру неопределенности сигнала. Информация, которую несет сигнал, зависит от его вероятности: наибольшую информацию несут наиболее редкие из случайных сигналов; сигналы, которые не случайны, не несут никакой информации. Модель Шеннона была использована для моделирования процессов в канале связи между источником и приемником информации. Канал характеризуется ограниченной пропускной способностью: при прохождении через канал часть информации теряется.

Психологи использовали эти представления для своих описаний вместе с информационной мерой для определения емкости памяти: 1 бит и меры пропускной способности канала: 1 бит/сек. В работах по измерению времени реакции на сигналы, несущие разные количества информации, было установлено, что время реакции возрастает с увеличением неопределенности сигнала.

В последующих работах основное внимание было сконцентрировано на качественном изучении этапов преобразования информации. Это направление получило название анализ преобразований информации или информационно-процессуальный подход. Это направление в свое время было принято как основное в описании труда человека за пультом управления. Анализ преобразований информации оператором предполагает предварительное выделение отдельного поведенческого акта или технологической операции. Основные черты выделенного акта воспроизводятся в лабораторных условиях, а затем подвергаются анатомическому исследованию, цель которых расчленить целый процесс на отдельные части, измерить время выполнения преобразований в каждой из них, определить характер самих преобразований. Модель целостного процесса позволяет проводит дальнейшие исследования или может быть использована в ходе проектирования или модификации системы “Человек-машина”.

Двигаясь от простого к сложному, рассмотрим два класса моделей — линейные и кольцевые.

Модели линейного типа: измерение времени отдельных операций

Временной анализ процесса

Процесс - рассматривается как последовательность операций, выполняемых в ходе простого, т.е. одиночного акта.

Одиночный акт - отдельный двигательный акт, результаты которого не могут быть улучшены внутри него самого, чтобы улучшить результаты потребуется выполнить другой акт. Временное описание такого простого акта проводится одновременно с построением качественной модели, блоки которой соответствуют измеряемым процессам. При таком сопутствующем выполнении двух разных видов работ исследователь сталкивается с двумя типами трудностей: 1)измерение времени возможно только при выделении и фиксации начала и конца подпроцесса, т.е. при отделении последовательно расположенных блоков друг от друга; 2) построение структуры требует решения методологической проблемы — определения простого действия, поскольку подобрать практический или экспериментальный аналог одиночного действия трудно. Для временного анализа выбираются и используются информационные или логические модели. Манипулируя материалом или временным режимом предъявления, регистрируя точность ответом и анализируя качество ошибок, сопоставляя результаты с инструкциями и с ответами испытуемого, используя данные неинструментальных наблюдений, исследователи вводят в модель блоки с уже известными временными характеристиками. Так, Бродбент ввел в модель слуховую память и блок последовательного считывания, а Сперлинг — иконическую память и сканирующий блок. Однако, помимо проблем, связанных с проведением эксперимента, возникают другая сложность: насколько правомерно связывание временного промежутка с блоком-операцией?

Проблема временного анализа схемы или целого процесса необыкновенно сложна. Ее пока не удалось решить ни в одной лаборатории. Препятствием является не только недостаток оборудования, но и парадигма, в которой работает исследователь. В лабораторных условиях исследования перцептивных процесс проводятся отдельно от памяти, от принятия решения от двигательных процессов. Каждое отдельное исследование строится на основе особой модели. Затем оказывается, что для измерения только одного подпроцесса необходимо решить множество проблем — теоретических, экспериментальных, инженерных. Совместная модель целостного процесса оказывается чрезвычайно искусственной, в ней утрачены все характеристики субъекта, психология сведена к информационному процессу. Если преодолеть полированный фасад математической точности, то возникают вопросы о том, что такое информация, время подпроцесса и др. В качестве примера может быть взята известная дискуссия по поводу результатов измерения количества информации, сохраняемой после однократного предъявления. Сперлинг считал, что вся предъявленная информация сохраняется в течение короткого времени в иконической памяти, а Дик опровергал это утверждение, показывая, насколько неопределенной была процедура считывания по послеинструкции, которую разработал Сперлинг для доказательства своего положения. Положение фокуса внимания на предъявляемой таблице Сперлинг не контролировал, из-за ограниченной длительности опыта распределение сигналов-послеинструкций по строкам не могло быть случайным. Более того, по мере приближения к концу эксперимента испытуемый мог легко прогнозировать действия экспериментатора. Теоретическая проблема возникла и при интерпретации магического числа 7, объема непосредственной памяти. Невозможность решить ряд вопросов — в какой форме хранится информация в магическом объеме, сколько времени, непосредственной память — это один это блок или несколько, сколько единиц составляет объем каждой из частей, одинаковое ли время хранения в каждой и т.д. Бесконечная вереница вопросов. Еще более сложной является вопрос о тождестве временной меры, используемой при оценке разных подпроцессов. Из-за этого вместо временного анализа исследователи обращаются к логическому анализу.

Уже здесь заметим, что модели Сперлинга и Нормана и Во не являются чисто линейными, поскольку содержат блоки кольцевого типа. Такая кольцевая операция содержится и в модели Бродбента, который назвал ее репетицией (внутренней подготовкой) внешнего явного ответа. Такая операция позволяла поддержать в памяти следы входной информации.

Линейные модели являются редкостью. Со времени Дондерса новую попытку построить модель линейного типа предпринял Стернберг. Полученная им линейная функция y=ax + b достаточно хорошо аппроксимирует результаты измерения времени поиска в памяти одиночного знака (буквы или цифры). Из трех величин, которые входят в ее состав, две первых, а и х, легко поддаются интерпретации — множитель а обозначает время просмотра в памяти одного знака, аргумент х обозначает число знаков в оперативной памяти. Свободный член b, который можно интерпретировать как суммарное время, складывается из длительностей трех процессов: кодирования при приеме информации, двоичного решения в процессе поиска в памяти и организации ответа. Он является слишком громоздким и пока не поддается экспериментальной проверке. Вопрос о том, как организованы блоки модели, последовательно или параллельно, пока не удалось решить с помощью экспериментов. Отметим, что Стернберг применял дисперсионный анализ с целью выделить зависимые и независимые факторы. Если дисперсия определяется как сумма независимых факторов, то соответствующие факторам блоки соединены последовательно. Взаимодействия между факторами означали бы параллельной соединение.

Мейцнер и Трессельт разложили время простой реакции, используя данные о латентном времени вызванных потенциалов коры. Согласно их модели, зрительный сигнал поступает в первичные поля зрительной коры приблизительно через 30 мс. Таким же является время проведения сигнала от моторной коры до двигательного ответа. Если из времени простой двигательной реакции на зрительный стимул, которое в среднем равно 160 мс, вычесть указанные длительности, то останется 100 мс. Авторы интерпретировали их как время центральной обработки стимула. В линейной модели авторов имеется четыре блока — высшие центры, задержка, память и субъективное ощущение. Модель оказалась пригодной для описания эффектов зрительной маскировки стимулов: при подборе пространственно- временных условий предъявления вместо слова

Временной анализ находится в центре интересов инженерной психологии. Результаты временного анализа необходимы и для построения имитационных моделей, и для проектирования, и для определения напряженности труда, и для проведения эргономических расчетов. Однако, речь идет не только об измерениях. Одновременно должен быть проведен качественный анализ процесса, который должен определить, из каких операций состоит процесс, как они упорядочены внутри всей системы (последовательно, параллельно или как-то иначе). Определение времени реакции и построение модели проводятся одновременно. Поскольку линейная мера времени процесса является условной, процесс развивается по своим собственным ритмам и правилам, которые не обязательно линейны.

Мы использовали линейную модель для измерения времени извлечения следа из сенсорной памяти и определения времени сканирования оперативной памяти. Временной анализ проводился с помощью комплекса процедур, сфокусированных на единой цели. Нами получены оценки величин для двузначных чисел-стимулов. Линейная модель применена для оценки индивидуальных различий по блокам зрительной и вербальной памяти. Исследования показали, что у одних испытуемых может быть большой объем зрительной и малый объем вербальной памяти, а у других наоборот — малый объем зрительной и большой объем вербальной и так далее. Линейная модель была использована для разработки системы процедур оценок работоспособности.

Подводя итог, порассуждаем об истинности линейных моделей. В пользу правильности линейных моделей свидетельствуют все те исследования, в которых применялись линейные модели: ведь каждый автор, используя линейную модель, тем самым проверял ее. Действительно ли в линейных моделях нет никаких свидетельств в пользу параллельности обработки информации или в пользу наличия кольцевых связей? Наш опыт показал, что начав работу с линейной модели, невозможно удержаться в ее рамках. К этому выводу мы пришли в ходе поисков наименьшего сочетания интервалов между стимулами, при котором выпрямляется прогиб в U-образной кривой точности воспроизведения последовательного ряда. В исследовании зрительного сканирования мы убедились, что даже при выполнении простого сканирования несколько блоков работают параллельно. Эти процессы должны выполняться и координироваться посредством внутренних прямых и обратных связей. Было установлено, что важную роль играют внешние обратные связи, регулирующие степень сосредоточенности субъекта в каждой следующей пробе в зависимости от результатов предыдущей. В самом деле, выполнение задачи в условиях скоростного предъявления возможно только при условии максимальной концентрации. В ходе эксперимента у испытуемого вырабатывается способность оценивать точность выполнения задачи. От показателей предыдущей пробы зависит то, как испытуемый станет работать в следующей. Кольцевые связи замыкаются здесь через память о ранее выполненном действии. Анализ трудовых процессов с помощью линейных моделей может быть эффективным в случаях, когда длительность преобразования определяется только информационными процессами в системе, а мера времени остается постоянной по всем блокам модели. Поскольку из повседневной практики известно, что скорость переработки информации зависит также от усилий, которые прикладывает субъект для настройки каждого блока, линейные модели и полученные с их помощью данные могут быть использованы с многими оговорками.

Кольцевые модели

Бернштейн был одним из первых, кто подробно описал кольцевую структуру регуляции двигательного акта. В его модели два элемента выделены по анатомическому основанию — рецептор и эффектор, другие — по логическому — сравнивающий, программа, усиливающий и преобразующий. В модели Бернштейна, в отличие от других моделей, например, Т-О-Т-Е, кольцо замыкается через вход, чем подчеркивается важное значение внешней обратной связи в процессе двигательного акта, а не только после его окончания. Обратная связь должна поддерживаться непрерывно. Она также, как и пусковая информация, важна для выполнения двигательного акта,.

А.И.Назаров дополнил схему Н.А.Бернштейна тремя внутренними кольцами. Введя блоки экстраполяции зрительных и дополнительных команд, Назаров соединил их кольцами, включив в систему колец блоки восприятия и эффекторы. Поскольку сигналы экстраполирующих блоков носят топологический и генерализованный характер, кольцевая центральная связь позволяет корректировать экстраполяционные сигналы и вести управление с помощью точных метрических сигналов. По кольцевому принципу построена модель Ошанина, которая содержит последовательность подсхем ( прием, сличение, установление причины рассогласования, выбор действия, ответ), включающих внутренние кольца поиска и добора информации. В системе имеется четыре входа. Поскольку схема входов построена по вертикально- горизотальному принципу, при поиске и доборе информации, осуществляемых на последующих этапах схемы, предыдущие блоки остаются незадействованными. Последовательность блоков означает развертывание процесса относительно пускового входного сигнала, а не момента формулирования цели субъектом действия. Схема пригодна для описания определенного типа действий, а содержащиеся в схеме блоки могут рассматриваться как компоненты, входящие в процесс формулирования цели. Схема допускает включение дополнительных блоков, которые позволили бы описать другие функции (принятие решения, постановка цели и т.д.)

Схема простого действия Зараковского и Павлова ( 1987) содержит три встроенных друг в друга кольца, один вход и один выход. Внутреннее кольцо описывает действие в хорошо знакомой ситуации — ее опознание проходит симультанно и без затруднений, поскольку имеется для этого готовая программа. Наличие моторной программы обеспечивает быстрое выполнение ответного движения. Авторы называют этот случай действием прямого замыкания — оно выполняется автоматически и не требует участия сознания, поэтому авторы называют такой процессор парафокальным. Если ситуация не знакома субъекту, то запускается одно и колец преобразования ситуации — внешнее, выполняющее продуктивные преобразования, или внутреннее, соответствующее репродуктивным преобразованиям. Разветвление происходит в блоке поиска в памяти программы идентификации и в действие запускается кольцо, которое преобразует ситуацию. Выполнение обеспечивается фокальным процессором, т.е. при участии сознания. Преобразования заканчиваются опознанием ситуации или формированием новой программы простого действия и программы опознания. Авторы отказались от чисто информационного описания. Их схема основана на нескольких способах описания: логико-временном, информационном, и энергетическом (активационном или интенциональном). В введены два вида памяти: кратковременная и долговременная. Интенциональные функции, такие как цель, установка, активатор-регулятор в схеме изображены отдельными нефиксированными блоками. Очевидно, что преобразования, о которых говорят авторы, совершаются посредством двигательных действия, следовательно, за ними стоят сложные схемы с кольцевым регулированием.

Рассмотренные схемы являются информационно-поточными, поскольку запускаются одиночным стимулом, обработка которого продолжается от входа до выхода.

В схеме предметного действия, предложенной Н.Д.Гордеевой и В.П.Зинченко (1982), процесс запускается образами (ситуации и действия), расположенными в самой предметной ситуации. Тем самым схема, кроме информационно-логического задает еще и ситуационно-предметный план рассмотрения двигательного действия. В схеме почти все блоки связаны прямыми и обратными связями. В результате схема утраивает логико-временной характер и выступает как список функций, связанных с выполнением действия.

Схема саморегуляции деятельности О.А.Конопкина (1978) устроена также по кольцевому принципу. Все содержащиеся в ней элементы представлены субъекту актуально или были прежде в его сознании. Элементы упорядочены по информационно-логическому принципу. Из схемы видно, какие виды обработки информации производит субъект в сознании. Схема использована для описания труда машиниста локомотива. Проведенные нами исследования авиадиспетчера убедили нас в полезности схемы для описания труда авиационных операторов (штурманов, пилотов, авиадиспетчеров).

Резюмируя рассмотрение кольцевых моделей, отметим, что они служат прежде всего исследовательским целям: позволяют систематизировать данные свободных наблюдений и экспериментов. Информационный анализ показывает, что предметное действие может иметь несколько входов. Два из них имеют явную локализацию: цель запускает действие изнутри, а пусковой стимул — снаружи. Обратная связь поступает по внутренним каналам или через окружающую среду. Модели имеют несколько выходов — один соответствует конечному воздействию на объект, другие — поиску и дополнительному набору информации. Закольцованность, замкнутость схем означает целостность участия, задействованности субъекта в процессе. В то же время анализ показывает, информационные и логические модели недостаточно полно отображают структуру и связи между процессами внутри действия. Без раскрытия энергетического и интенционального аспектов модели останутся неполными. Однако, для раскрытия энергетического аспекта потребуется изменить содержание большинства блоков и, кроме того, ввести дополнительные блоки. Попытки такого рода уже предприняты, но проблему пока нельзя считать решенной. Не менее важен вопрос о месте памяти. Как было показано, одни авторы локализуют память внутри модели, другие — вне ее. Нами совместно с Морозовым были рассмотрены попытки ввести блоков памяти или связать память с уровнями переработки информации. Поскольку память выполняет важные функции в формировании каждого блока и всей структуры информационного процесса, более точной явится та модель, в которой память развертывается в ортогональной плоскости по отношению к другим блокам. Память получает особое описание. Кроме того память необходимо соотнести с интенциональной и энергетической характеристиками каждого блока модели. Для этого потребовалось бы еще одно измерение.

Линейные и кольцевые модели характеризуются определенным набором сходных черт. Можно ли их отнести к единому теоретическому полю? Ответ на этот вопрос зависит от понятия информации, которое используется как сообщение в самом широком смысле слова. Затрудняет теоретическое рассмотрение моделей и пестрота функций и связей, объединяемых в каждой модели. В каждой модели блоками обозначены разнообразные функции: вербальные, образные, перцептивные, мнемические, мыслительные, аттенционные, моторные. Разнородны и связи между блоками. Серьезным препятствием выступает и линейная шкала времени, используемая как незыблемая теоретическая основа информационно-процессуального подхода. Линейные и кольцевые модели фиксируют элементарные лабораторные модели трудовых действий человека. Для решения стоящей перед нами задачи они необходимы, но недостаточны.

Корреляционные модели

Факторные, кластерные и другие модели позволяют изучить связи между характеристиками субъекта и успешностью трудового процесса. В настоящее время такие модели применяются многими авторами. В кандидатской работе К.Осетрова и дипломной работе В.Чешко были построены корреляционная и факторная модели при изучении профессиональной устойчивости операторов — авиадиспетчеров и членов летных экипажей (пилотов, штурманов, бортмехаников). В работе, проведенной нами совместно с Е.Ю.Артемьевой и Л.Н.Лучко была предпринята попытка построить модель связей между тремя составляющими профессионального действия штурманов и пилотов. Применение клайк-анализа позволило выявить различия между штурманами и пилотами. Модель была усовершенствована в дипломной работе К.Сизова. Статистические методы позволяют строить целостные модели, определять связи между разнообразными показателями, однако они с трудом поддаются осмысленной психологической интерпретации

АСПЕКТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Действие необходимо анализировать, выделяя три аспекта — эмоциональный, исполнительный и когнитивный. Из этих трех составляющих можно реконструировать психологическую структуру действия.

Когда на новых самолетах было установлено навигационное оборудование, управляемое бортовым компьютером, предполагалось, что компьютер полностью заменит человека. Однако, когда из экипажа был исключен штурман, а навигационные функции переданы второму пилоту, участились факты частичной потери ориентировки при незамеченных сбоях в работе навигационного оборудования. Чтобы предупредить подобного рода ошибки и промахи в работе экипажа, а вместе с тем решить и более общую задачу — выработать критерии безопасности полетов, необходимо изучить мнения опытных специалистов.

 

Исследование 1. Для построения формальной модели штурманского действия был разработан опросник, содержащий наборы утверждений, направленных на выявление эмоциональных, исполнительных, когнитивных аспектов навигационного труда.. Утверждения когнитивной группы вопросов содержат сказуемые типа "мысленно представляю", "помню", "знаю", "прогнозирую", "могу описать по памяти" и т.д. Утверждения исполнительной группы строились на таких сказуемых: настраиваю, заполняю, вношу коррекции, веду прокладку и т.д. Эмоционально-оценочные утверждения строились либо на основе чисто эмоциональных глаголов (нравится, приятно, раздражает и т.д.), либо на основе прилагательных, определяющих нагрузку и значение (важный, сложный, интенсивный, трудный и т.п.). 

Анализ структуры по типу вопросов (эмоциональные, исполнительные и когнитивные) позволяет судить об удельном весе соответствующих моментов в действии. Сравнение структур, построенных для разных профессиональных групп, дает возможность развести принятие одной и той же деятельности специалистами разных профессиональных групп, выяснить возможности взаимопередачи функций и дать рекомендации по обучению новых специалистов.

Вместе с вопросником клайк-анализ позволил построить модели навигационного труда штурманов и пилотов, проанализировать каждую модель и сравнить модели действий штурмана и пилота. труда в пассажирской авиации. Модель отражает эмоциональные, когнитивные и исполнительные аспекты трудового процесса. Согласно полученным описаниям, исполнительные аспекты заключаются прежде всего: в точном проведении воздушного судна по намеченному маршруту, определении места самолета с помощью радиотехнических средств, коррекции приборов, настройке приборов и систем- заполнении бортжурнала, выполнении расчетов и проч. Именно эти элементы и оказались в ядерной части модели навигационного труда штурмана. Среди эмоционально- оценочных: “Приятно, когда полет выполнен точно, без замечаний”, “Приятно, когда прогнозы подтверждаются”, “Приятно работать в старом, сложившемся экипаже”, “ Беспокоюсь, когда не могу четко представить маршрут ухода на запасной аэродром”. Среди когнитивных: “После подготовки могу по памяти отметить положение запасных аэродромов”, “Представляю общую ориентацию трассы”, “Представляю участки, где возможны изменения условий полета”, “Прогнозирую полетную ситуацию” и др

Исследование 2 проведено на 20 специалистах — штурманах гражданской авиации ( 8 штурманов с самолетов Ту-154, 12 человек с самолетов Ил-62. Стаж работы — от 8 до 30 лет. Для выделения действий мы пользовались внешними критериями -- пунктами трассы движения самолета. Описание исполнительного аспекта деятельности проводилось на основании ряда наблюдаемых. и регистрируемых моментов. При описании. когнитивного и эмоционального аспектов приходилось обращаться к субъективным наблюдениям исследуемого специалиста за своими переживаниями, представлениями, мыслями и воспоминаниями, возникающими при выполнении их рабочих функций.

Испытуемым предлагался вопросник из 60 вопросов, отпечатанных на отдельных карточках.

Были получены следующие результаты.

В ядро входят два когнитивных момента — представления о местоположении самолета (9к) и о ходе полета (16к) — и два эмоциональных — беспокойство, когда не удается представить маршрут ухода на запасной аэродром (6э) и удовольствие от работы в дружном экипаже (17э). Наиболее близкие к ядру когнитивные образования касаются ориентировки по курсу (8к), схем ухода на запасной аэродром (6к) и радиолокатора (13,15). На расстоянии d=5 от центра находится большая группа когнитивных элементов, касающихся работы НВУ (12, 14, 18), — они тесно связаны между собой. На этом же расстоянии от центра находится другая большая группа элементов (1, 2, 3, 5), касающихся таких факторов, как протяженность, ориентация участков трассы, положение поворотных пунктов, ориентиров, границы запретных зон, а также работы специалиста в экипаже (18). Еще более удалены от центра элементы, относящиеся к оценке роли наземных служб в навигации (19, 20).

Для штурманского труда на больших пассажирских самолетах главным является знание местоположения самолета и контроль навигационного вычислительного устройства, которое обеспечивает штурмана основными навигационными данными. Знание схем ухода на запасные аэродромы, сработанность летного экипажа, безотказная работа техники представляют собой условия, составляющие эмоциональный фон труда. Удаленность от центрального ядра схемы элементов, связанных с работой основного навигационного оборудования, объясняется некоторым недоверием специалистов к этому оборудованию. Штурманам редко приходится заменять борт- инженера и пилотов на их рабочих местах, поэтому соответствующие элементы сдвинуты к периферии. Вопросы, касающиеся роли диспетчеров в навигационном труде, хотя и оказались среди значимых, но их сильная сдвинутость к периферии указывает на несогласованность мнений специалистов.

Таким образом, использованный нами метод позволил на основе опыта специалистов упорядочить по важности различные моменты и средства штурманского труда, которые в инструкциях и регламентирующих документах иногда даются как равнозначные.

Опросник послужил толчком для свободных высказываний специалистов, касающихся различных сторон их труда. В них содержались замечания о 1) достоинствах и недостатках работы НВУ и автоматического планшета, неудобном расположении индикатора НВУ, 2) необходимости помнить схемы ухода на запасной аэродром, границы запретных зон, 3) важности радиолокатора для навигации, важности знаний особенностей работы с ним в грозу и в условиях нормального труда, об особенностях работы летного экипажа и проч.

  ____________________________________________

 

 

Имитационное моделирование (ситуационное моделирование) — метод, позволяющий строить модели, описывающие процессы так, как они проходили бы в действительности. Такую модель можно «проиграть» во времени как для одного испытания, так и заданного их множества. При этом результаты будут определяться случайным характером процессов. По этим данным можно получить достаточно устойчивую статистику.
Имитационное моделирование — это метод исследования, при котором изучаемая система заменяется моделью, с достаточной точностью описывающей реальную систему, с которой проводятся эксперименты с целью получения информации об этой системе. Экспериментирование с моделью называют имитацией (имитация — это постижение сути явления, не прибегая к экспериментам на реальном объекте).
Имитационное моделирование — это частный случай математического моделирования. Существует класс объектов, для которых по различным причинам не разработаны аналитические модели, либо не разработаны методы решения полученной модели. В этом случае аналитическая модель заменяется имитатором или имитационной моделью.
Информационная модель — модель объекта, представленная в виде информации, описывающей существенные для данного рассмотрения параметры и переменные величины объекта, связи между ними, входы и выходы объекта и позволяющая путём подачи на модель информации об изменениях входных величин моделировать возможные состояния объекта. Информационные модели нельзя потрогать или увидеть, они не имеют материального воплощения, потому что строятся только на информации. Информационная модель — совокупность информации, характеризующая существенные свойства и состояния объекта, процесса, явления, а также взаимосвязь с внешним миром.
Информационные модели делятся на описательные и формальные.
Описательные информационные модели - это модели, созданные на естественном языке (т.е. на любом языке общения между людьми: английском, русском, китайском, мальтийском и т.п.) в устной или письменной форме.
Формальные информационные модели - это модели, созданные на формальном языке (т.е. научном, профессиональном или специализированном). Примеры формальных моделей: все виды формул, таблицы, графы, карты, схемы и т.д.
Корреляционная модель отражает связь между случайными по своей природе величинами. [1]

Мпогофакторная корреляционная модель дает возможность не только выразить количественно влияние факторов на изучаемый показатель, но и предсказать значение функции и, следовательно, управлять анализируемым показателем. Результаты такого анализа предназначены для разработки плановых заданий. Использование этого метода предполагает предварительное установление формы связи показателей и формирующих их факторов, расчет показателей достоверности, а также пределов, в которых может быть использовано уравнение регрессии. [2]