(из ответов, найденных на просторах рунета)

 

Одной из адекватных моделей для анализа – нарушения Личности при хроническом алкоголизме.

Исследованием нарушения иерархии мотивов + исследованием формирования новой патологической потребности занимался Братусь (еще, когда был аспирантом). Он анализировал данные истории болезни + пользовался экспериментально-психологическим исследованием. Анализ проводился на больных хроническим алкоголизмом. Отмечалось, как происходит изменение личностной сферы больного.

Пример: до болезни – активный, живой, общительный человек. Очень следил за собой. Имел много друзей. Занимался художественной самодеятельностью. Затем стал актером, пользовался успехом. В результате пьянства меркнут все интересы. Отходит от друзей, семьи. Становится раздражительным, грубым, придирается к окружающим. Перестает следить за собой, становится неряшливым. С работы, на которую он устраивается (грузчик), его увольняют за пьянство. Изменяется моральный облик больного: чтобы достать деньги на водку, крадет платья жены. Пропивает одежду, купленную для него психиатром. Развитие болезни: сначала критичен к себе, удручен своим состоянием→ критика исчезает. Ничем не интересуется. Не тяготится пребыванием в больнице. Груб с персоналом, самодоволен. Вывод: по ходу развития болезни мы видим снижение личности до полной ее деградации. Братусь указывает, что снижение идет в первую очередь по линии изменения в сфере мотивов и потребностей, сужения интересов. При этом грубых нарушений познавательных процессов нет. Наблюдается недостаточная целенаправленность суждений больного, некритичность (не исправляет ошибки). Самооценка завышена.

Модель при алкоголизме:

  1. Сначала его употребление вызывается другими мотивами. (Отметить праздник, например. Ну, вы в курсе лучше моего, как это бывает). Пример: я вообще не пьющий. Нет, ну что вы… Ну как же я могу… Ну, только по одной. (через 2 часа) А? Ыщо! Да-а-а… ща спою! Ла-ляй-ла…

  2. Начинаются изменения содержания и структуры мотивов и потребностей.

  • Изменяется содержание мотивов и потребностей. Алкоголь становится самостоятельным мотивом. По Леонтьеву, это сдвиг мотива на цель. Формируется новый мотив, который побуждает к деятельности. Также формируется и новая потребность (в алкоголе). Содержание этой потребности противоречит нормам, принятым в обществе.

  • Меняется структура мотивов и потребностей. Они становятся менее опосредованными. Побуждение уже не опосредуется целью и сознательным принятием решения. Побуждение прямо приводит к действию (импульсивность). Потребности становятся неуправляемы. Они приобретают строение влечений.

  1. Разрушается прежняя иерархия мотивов. Высшие потребности оттесняются и разрушаются.→ Сужается круг интересов. Главным мотивом становится удовлетворение потребности в алкоголе. Это отражается на отношении больного к миру и окружающим людям.→ Новые оценки людям, ситуациям.

  2. Алкоголь становится смыслообразующим мотивом. Все проблемы начинают решаться только при помощи выпивки.

Здесь мы имеем дело с центральным пунктом Л деградации, а именно с постепенным нарушением прежней, до болезни сложившейся иерархии мотивов и ценностей и формированием взамен ее новой иерархии. Оттесняются и разрушаются высшие потребности и установки Л. Как отражение этого процесса сужается круг интересов. Б-еы становятся нактивными, теряют свои социальные связи с миром, ибо измененная алкоголем личность становится неадекватной этим связям. Д-ть теряет специфически Ч х-ку – из опосредованной она становится импульсивной. Исчезают дальние мотивы, потребность в алкоголизме переходит во влечение, которое становится доминирующим в Ж б-го.

 

Братусь – сравнительное исследование б-ых с алкогольной энцефалопатией и травматической. Х-р нарушений познавательной д-тью был схож. В ряде методик – счет по Крепелину, отыскивание числе, корректируной пробе – можно было проследить общую для обеих групп б-ых динамику колебаний внимания, истощаемости Пс процессов. В классификации предметов, исключении предметов, простых аналогичх обнаружилась недостаточность понимания абстрактых связей и отношений между предметами. Однако, обнаружились и различия - больные с травматической э-тией интересовались оценкой своей работы, реагировали на замечания э-ра. Хотя б-ые стали после травмы более раздражительными, нередко вспыльчивыми, грубых нарушений структуры л выявить не удалось. У них обнаружилась адекватная самооценка, под влиянием успешного и неуспешного решения задач у больных вырабатывался уровень притязаний.

Больные хроническим алкоголизмом, наоборот, в большинстве случаев были равнодушны к исследованию, не стремились исправить своих ошибок. Порой ошибочные решения проистекали не из-за собственно интеллектуального снижения, а из-за отсутствия лояльного отноешния к исследованию. Нередко поведение хрон алкогол напоминало поведение больных с поражением лобных долей, однако некритичность хронов имеет иную структуру. Она боле избирательна, сочетается с агрессией по отношению к тому, что мешает удовлетворению их патологической ведущей потребности. Хроны также обнаруживали повышенную самооценку, некритично переоценивали свои возможности, оспаривали оценку э-ра. Некритичность же лобных б-ых сочетается с беззаботностью и аспонтанностью.

 

ТО социальные потребности формируются прижизненно, для их формирования нужны определенные условия И снятие содержания и социально-приемлемых способов их удовлетворения приводит к превращению строения социального мотива в структуру влечения, лишенного х-ра опосредственности и регуляции.