Явления нарушения мышления у больных шизофренией:

Практически при любой форме течения шизофрении к числу наиболее ярких нарушений можно отнести нарушения мышления. Они наблюдаются на всем протяжении течения болезни. Они остаются даже на фоне хорошей ремиссии и служат важным критерием диагностики шизофрении. Не существует единой классификации нарушений мышления при шизофрении. Одну из первых классификаций нарушения мышления вообще разработала профессор Зейгарник. Зейгарник опирается на представления о мышлении, которые разработаны в отечественной психологии в школе Выготского-Леонтьева, определяя мышление – познавательная деятельность, опирающаяся на систему понятий, направленная на решение задачи, подчиненная цели, учитывающая условия, в которых эта задача выполняется. Общая структура мыслительной деятельности как в норме, так и в патологии едина. Однако в условиях патологии отдельные звенья психической деятельности могут быть редуцированы, свернуты, сокращены, другие звенья мыслительного акта могут быть наоборот чрезмерно конкретизированы, детализированы, отдельные звенья могут быть искажены.

Зейгарник выделяет в качестве критерия классификации нарушения мышления единый принцип:

Место феномена в структуре мыслительной деятельности. При таком подходе отдельные нарушения мышления предстают в виде взаимосвязанной системы нарушений.

Классификация нарушения мышления Б.В. Зейгарник:

3 основных группы нарушений:

  1.  Нарушения мыслительных операций
  2.  Нарушение динамики мышления  
  • ·       Инертность мышления
  • ·       Лабильность мышления
  1.  Нарушение мотивационного аспекта мышления:
  • ·       некритичность мышления,
  • ·       разноплановость мышления,
  • ·       Резонерство

Нарушение операциональной стороны мышления:

Для больных шизой наблюдается чаще именно искажение мыслительных операций, искажение обобщений прежде всего. Больным шизой доступно выполнение очень сложных мыслительных операций (обобщение, абстрагирование), при решении задач самого разного типа больные шизой опираются не на наиболее частотные закрепившиеся в опыте явления, социальные стереотипы, они опираются на несущественные, малозначимые, латентные признаки и по этим признакам совершают операции обобщения, абстрагирования – это им доступно, но протекают по особу варианту.

Пример: задача 4 лишний: дерево, этажерка, метла, вилка. Решения: этажерка, все остальное имеет стержень. Кошелек, книга, портфель, чемодан. Кошелек – это внутренний спутник человека, а остальное внешнее.

Задача на сравнение понятий: воробей и соловей (сходство: цвет одинаковый, имеют оперение. Различия: соловей выше ценится, характер разный, воробьев чаще бьют )

Мышь-кошка (сходства: поддаются дрессировке, видят в темноте, используются в научных целях).

Методика пиктограмм.

Необходимо установить сходство между содержанием понятия и рисунком, который испытуемый должен выполнить, чтобы запомнить то или иное понятие или словосочетение. Пиктограмма шизофреника недостаточно содержательна: почти нет общего содержания между рисунком и словом.

  • ·       Пиктограмма носит чисто формальный характер. На любое предъявленное слово больной изображает: черточки, треугольники, квадратики. Больные механически воспроизводят все слова, память не нарушена.
  • ·       Рисунок, стимульное слово соединяются по созвучию (сон- сом (на слово сон – рисует рыбу сом))
  • ·       Фрагментарные связи с фрагментарным рисунком (на сомнение рисуют брови).
  • ·       Метафорические связи между понятием, стимульным словом и рисунком (выражение вкусный ужин – испытуемый рисует цветок, с объяснением такого рода: цветы бывают вкусные, печаль – паутина (темные углы навевают грусть)) .
  • ·       Стереотипные связи – рисует определенные объекты на все пиктограммы, практически ничем не различающиеся.

Больные шизой предлагают нам решение, опирающиеся на латентные признаки, сходу.

Нарушение динамики мышления – нехарактерно для шизофреников. Инертность - сложность переключения с программы на программу. Лабильность – непоследовательность, облегченность переключений с одного элемента на другой, связана с истощаемостью, неравномерность.

 

Иногда можно увидеть лабильность на фоне терапии, как побочное действия современной терапии.

Мотивационный аспект деятельности:

Нарушения критичности мышления – проявляется в трудностях, неспособности больных к планированию деятельности при решении задачи, и контроля при ходе решения задачи. Пример некритичности мышления: пример, голуби и галки. Больной: рассказ про галку, или про ворону, и каких то еще птиц, про их сложные отношения, галка хотела есть, полетела к ним, они накормили и прогнали.

 

 Разноплановость мышления

Нарушение не отдельных операций, а нарушение логического хода суждений.

Больные, как правило, понимают, запоминают инструкцию, могут ее точно повторить. Но инструкция понимается, но не принимается! Однако при выполнении конкретной диагностической пробы на мышление испытуемый может опираться одновременно на разные основания. Например, может следовать инструкции в какой-то части выполнения, или опираться на собственные вкусы и предпочтения, часто не связанные с содержанием задания, или на свое настроение/ситуационные воздействия и т.д. Т.о., суждения больных при выполнении одной и той же пробы одновременно протекают в разных планах. Эти сосуществующие разные планы решения мыслительной задачи могут противоречить друг другу (чаще так и бывает).

Больной шизофренией с явлением разноплановости мышления не критичен к собственному решению и к своим ошибкам. Более того, часто в споре с исследователей склонен отстаивать собственные суждения, не соглашаясь с тем, что они противоречивы.

Как следствие, мышление больного теряет свою продуктивность.

Степень выраженности разноплановости мышления может быть различной. Эти различия связаны со степенью общего дефекта. Если при решении мыслительной задачи больной допускает единичные ошибки - если есть только эпизод нарушения логики суждения - тогда это нарушение называется соскальзыванием. Если разноплановых идей очень много, наблюдается разорванность мышления - отсутствие всякой связи между отдельными линиями решения задачи.

Примеры методик, где проявятся симптомы: классификация предметов (самая "глухая" инструкция: разложите эти картинки "что к чему подходит", при любых вопросах - оставлять инструкцию неопределенной, "как вы считаете, что к чему подходит"). Например, одна больная сразу поняла инструкцию ("Это классификация"), сначала выделила признак "черно-белые и цеветные", но сказала, что делить будет по-другому. Взяла первый критерий - "примитивизм" (те изображения, которые изображены штриховкой). Второй критерий у нее был - цвет (формальный критерий, картинки, в которых доминирует тот или иной цвет). Третий - движение.

Суждения здорового человека тоже могут быть многоплаонвыми. Но здоровый человек не теряет цель: он может сопоставлять разные точки зрения, разные суждения, которые он высказывает, устанавливая близкое ему решение. Он критичен к ошибкам и чувствителен к противоречиям, в отличие от больных шизофренией.

Резонерство

Феномен, который принято описывать такими словами, как "бесплодное мудрствование", "бессодержательное", "словесная опухоль" (по Павлову) - не связанное с содержанием/ходом решения мыслительной задачи. Резонерство наблюдается и в норме, причем не так редко. В норме оно используется для компенсации какой-то слабости, неуспеха, или чтобы произвести впечатление, утвердить самооценку и т.д.

Резонерство больных шизофренией носит совсем другой характер. Здесь эти суждения характеризуются несколькими взаимосвязанными признаками:

  • ·       Резонерство выражается в аффективной потребности говорить, "что-то поведать миру". В этом случае пациент занимает по отношению к собеседнику претенцизно оценочную позицию, позицию свысока, человека "вещающего".
  • ·       В резонерстве больного шизофренией обнаруживается неадекватный выбор предмета обсуждения (задачи, ситуации и др.). Чаще склонность к высоким абстракциям по отношению к мелкому предмету обсуждения.
  • ·       Особая интонация, с которой произноится текст: многозначительная форма высказывания, "вещания миру".
  • ·       Особая лексика: я думаю, я смею заметить, я полагаю и т.д.
  • ·       Необязательность присутствия собеседника.

Примеры методик: вербальные методики (пересказ, передать вербально смысл и т.д.) - интерпретация пословиц, пересказ рассказов.

Резонерство как особое нарушение мышления необязателно бывает многословным. Иногда резонерство выражается не столько в многоречивом высказывании, сколько в интонации и в его особой позиции по отношению к собеседнику.

Разные стороны нарушения мыслительной деятельности обнаруживают себя в системе взаимосвязанных нарушений, а не как разрозненные ошибки при решении мыслительной задачи.

 

 

Исследования в отечественной патопсихологии

Две основные научные школы: школа Зейгарник и школа Полякова.

Зейгарник выдвинула гипотезы (опора на работы школы Выготского и на те гипотезы, которые к тому времени существовали в науке):

  1. Нарушения мышления при шизофрении нельзя рассматривать в отрыве от целостной жизни личности. Эти нарушения и нарушения личности взаимосвязаны.
  2. В основе нарушений мышления при шизофрении - явление смысловой смещенности. Т.е. изменение, искажение всей системы смыслов пациента.
  3. Смысловая смещенность пациентов обнаруживается не только в мышлении, снижая его продуктивность, но и во всей познавательной сфере в целом (памяти, восприятии).

 

Типы методик, которые использовались в рамках данной школы:

  • ·       Обширный комплекс методик, направленных на исследование отдельных психических областей.
  • ·       Биографический метод –позволяет оценить преморбидную личность, систему соц. отношений пациента. Позволяет оценить тех личностных изменений, патологических личностных систем в разные периоды течения болезни.
  • ·       Простые экспериментальные процедуры подобно экспериментам в школе Левина.
  • ·       Вариация инструкций, которая предлагается испытуемому при выполнении им выполнения одного и того же задания.

Память:

Для исследования мотивационных влияний на мнестическую сферу Зейгарник применила прием запоминания завершенных и незавершенных действий.

Эта методика использовалась с больными шизой, и другими заболеваниями. В отличие от нормы, больные шизофрении не обнаруживают эффекта Зейгарник. У шизофреников такое отношения: 1,2.

Этот эффект может быть интерпретирован следующим образом: здоровый испытуемый обнаруживает необходимость в образовании квазипотребности (напряженная система, стремящиеся к разрядке), а если действие не завершено, то квазипотребность обнаруживает не снятие разрядки – эффект незавершенного действия.

Интерпретация в деятельностной школе:

У испытуемого-шизой нет побуждения выполнить задания, поэтому нет эффекта Зейгарник– механизм нарушения системы побуждения мотивации.

Изучение роли Мотивации в процессах восприятия:

Гипотеза: нарушение мотивация и их роль в процессах восприятия

Испытуемые: шизрофрения

Методика: предъявляется для опознания серия картин с разной степенью неопределенности изображения, от самого конкретного до несколько расплывчатого до изображений просто абстрактного характера (были взяты несколько картин из теста Роршаха и несколько безпредетного характера).

Результат:

Основные феномены:

  1. Испытуемые понимали инструкцию, в сущности не действуют в ее направлении, хорошо видно при смены инструкций в разных сериях эксперимента. Включаясь в эксперимент, здоровые меняют свои действия от серии к серии, следуя инструкции, больные этого не обнаруживают.
  2. Больные шизой могут строить свою интерпретацию при рассматривании изображения, не на всем поле изображенного, а могут опираться только на один фрагмент, придавая ему осбый смысл.
  3. Количество гипотез у здоровых испытуемых в 2-3 раза больше чем у шизофреников, количество гипотез соответствует инструкции.

Основной вывод: нарушение мотивационного аспекта восприятия , нарушен мотив экспертизы (оценки, воспитания возможностей), который актуализируется сразу в ситуации лабораторного эксперимента.

Эксперимент был выполнен в школе Зейгарник на модели мыслительной деятельности.

На модели мышления:

Проведен Соколовой.

Разные типы мыслительной деятельности.

Инструкции:

  1. Глухая – вот здесь такая задача, несложная, выполните ее
  2. Исследовались типа интеллектуальные способности участников
  3. Результат этих задач будет влиять на выписку пациентов из стационаров

Вариация инструкции изменяла способы, скорость решение задач у здоровых, у больных шизой это отсутствовало.

Вывод: отсутствие мотива экспертизы.

Следующий цикл исследований: оценка процессов спонтанного целеполагания и целодостижения в ситуации лабораторного эксперимента – исследования Коченова.

Для изучения спонтанного целеполагания была разработана спонтанная экспериментальная процедура по типу Левина: инструкция: вам предлагается на выбор девять разных заданий, вам нужно выбрать из них три как хотите, по сосбвтенному выбору, с тем чтобы выполнить эти три задания в течении семи минут (темп, скорость, ).

Задания (от простых к курьезным):

корректурная проба, счет по Крепелину (для оценки состояния темпа, умственной работоспособности больных) – на бланке числа сдвоены (однозначные) и так весь бланк покрыт этими сдвоенными числами: предложить их складывать (и в норме); применяется, кубики Кооса, нарисовать 100 крестиков, коробка скрепок – составить цепочку, коробка спичек и всю ее употребить, чтобы организовался колодец, две головоломки простейшие (в детском мире покупали): соединить или разъединить два металлических элемента.

Здоровые:

С легкостью включаются в эксперимент, показывая установку на достижения, чтобы получилось уложиться в 7 минут выстраивают стратегию, чтобы выполнение заданий было экономичным. Они показывают волнение.

Больные шизой:

Инструкцию понимают, но не включаются активно в выполнения задания, что выражается в содержании их суждении при самоотчете

Не было желания выполнить задания. Не было соответствующей эмоциональной реакции.

Не было желания выполнить задания в соответствии с инструкцией, поэтому больные обнаруживали самобытную стратегию выбора задачи (например, здоровые испытуемые не брались за выполнения таких заданий как выстраивании колодца, и цепочки из скрепок, головоломки (головоломки головоломками) – а вдруг не получится, Брали: отсчитывания от по семи, рисование ста крестиков и др.; Больные чаще брали задания не ориентируясь на скорость выполнения: колодец из спичек (очень долго и аккуратно выкладывали колодец), или скрепки, своершеннно не ориентируясь на время (ну и что, я люблю, чтобы все было красиво), они выбирали рисования крестиков – странницу покрывает крестиками (я потом посчитаю)) – больной не ориентирован на скорость исполнения.

Больные часто выбирали задания разной мотивировкой этого выбора: ближе лежит на столе к испытуемому, с этими я не знаком, хочу познакомиться, мне нравится все делать красиво. Его выбор обосновывался по-разному. Что не наблюдается в норме.

Исследования биографии больных: подобного рода экспериментальные эффекты были обнаружены в реальной жизни больных:

Больные не утратили знаний (о соц. нормативах, отношениях), но социальные ценности часто декларировались, но никоим образом они не следовали им. Выражалось: пациент все правильно понимает и оценивает но не обнаруживает активности в соответствии с этими нормами (инженер-шизофреник: лежит на диване (апатико-абулический вариант), больные на фоне падения активности, обнаруживают островки ригидной ярко-выраженной активности (коллекционирование радио-деталей, покупка газет (т.к. политически, якобы, активный деятель))).

Основной вывод относительно нарушения мотив.механизмов познавательной деятельности:

  1. Адинамия мотива, при которой система побуждений тотально снижается. Содержание мотива остается знаемым, но реальной побудительной силы мотив не имеет
  2. Разноплановость мотивов, их сосуществования без выделения ведущего мотива, что в сущности разваливает деятельность
  3. Нарушение изменении всей мотивационной иерархии, с выделением малозначимого, не имеющего никакого адаптивного значения мотивации. Могут быть варианты изменения мотивационной структуры.

Ведущее нарушение в структуре синдромов: нарушение мотивации (падение системы побуждение, изменение мотив иерархии), в следствии мотив. нарушений изменяется система целепологания и целедостижения – произвольная регуляция деятельности поведения.

Когнитивные нарушения из-за мотивационных нарушений.

Работы школы Полякова:

Ученик Зейгарник.

Работы Ю.Ф. Полякова начались с острых дискуссий с учителем, которые касались природы нарушения мышления при шизофрении, Поляков не соглашался с гипотезой Зейгарник . основное возражение: природу нарушения мышления при шизе не следует искать в патологии другого псих. процесса, а природа нарушения мышления в самом мышлении.

 

Гипотеза (начальный этап): у больных шизофренией нарушена актуализации знаний, признаков, из прошлого опыта. Нарушен механизм избирательности знаний из прошлого опыта, в следствии того, что вероятностная структура прошлого опыта изменена. Поэтому при решении мыслительной или перцептивной задачи больные с шизой с равной вероятностью извлекают из прошлого опыта как существенные. Так и не существенные, малозначимые, латентные признаки, поэтому общая продуктивность познавательной деятельности падает.

Чтобы эту гипотезу подтвердить была организована серия эксперимент. Работ.

Для решения одних задач не требовалась опора на прошлый опыт, а в другой необходим был прошлый опыт.

Крицкая, Мелешко, Богданов – начали цикл исследования

 

 Исследование нарушений восприятия больных шизофренией в школе

Ю.Ф. Полякова:

Основной подход:

  • §  Опознание стимулов разной модальности происходит в условиях, затрудняющих разборчивость сигнала.
  • §  Степень зашумления («маскирования») стимульного материала варьировалась.
  • §  Успех выполнения экспериментальных заданий в большей части случаев зависит от способности актуализировать знания, заложенные в прошлом опыте.

I. ИССЛЕДОВАНИЯ СЛУХОВОГО ВОСПРИЯТИЯ.

1 серия: восприятие речевых стимулов, предъявляемых в контексте при условии «маскирования»

В звукоизолированной камере испытуемым на магнитофонной ленте испытуемому предъявлялись фразы одна за другой с интервалом в 20-25 секунд. Последние слово каждой фразы было «маскировано».

По содержанию выделялось три типа фраз:

  1. контекст однозначный («На дворе растет зеленая трава»)
  2. несоответствующие контексту значения («Школьник залез на высокую скатерть)
  3. вероятность окончания варьировалась (от более вероятного «На столе стоял графин» до менее вероятного «Фотограф сделал хорошую коробку»)

По степени «маскирования» выделялось также три группы фраз:

  1. очень сильный шум – 0-10% правильных опознаний
  2. средний шум – 10-50% правильных опознаний
  3. слабый шум – 50-100% правильных опознаний

Испытуемые: 50 больных шизофренией и 50 здоровых испытуемых

Инструкция: необходимо опознать «маскированное» окончание фразы и тут же записать его (в случае невозможности четко определить окончание, необходимо записать предполагаемый вариант)

РЕЗУЛЬТАТЫ:

  • o   Фразы первой (очень сильный шум) и третьей (слабый шум) групп опознавались больными шизофренией и здоровыми испытуемыми примерно одинаково.
  • o   Отличия выявлены в опознавании окончаний второй группы фраз (средний шум). Больные шизофрений опознают маловероятные окончания фразы лучше ,чем здоровые, а более вероятные - хуже. Если ответы здоровой группы принять за 100%, то более вероятные стимулы больные шизофренией опознают в 80% случаев, а менее вероятные – в 130%.
  • o   Анализ неправильных ответов больных шизофренией показал, что   они ориентируются на акустические и формальные признаки слова.

2 серия: анализ речевых сигналов при условии уравнивания вероятностей их ожидания испытуемыми

В звукоизолированной камере испытуемому предъявлялись на магнитофонной ленте 5 слов, каждое из которых повторялось трижды (то есть всего 15 слов). Слова эти имели сходную акустическую структуру: ПОЧКА, ПОЧТА, ТАЧКА, ТОЧКА, ЛОЖКА. Причем слова и условия их предъявления испытуемому говорились заранее.

Испытуемые: 30 здоровых испытуемых и 30 больных шизофренией

Инструкция: необходимо опознать и записать все предъявляемые слова

РЕЗУЛЬТАТЫ: В опознании речевых стимулов при уравнивании вероятности их появления группа больных шизофренией не отличалась по своим результатам от группы здоровых испытуемых.

 

3 серия: восприятие речевых стимулов в условии двухальтернативной неопределенности

 

Испытуемому на магнитофонной ленте предъявлялись фразы, причем в данном случае затруднялось восприятие только смыслоразличительной фонемы в завершающем фразу слове.

Выделялось три группы фраз:

  1. Вероятность появления двух слов в качестве окончания уравнены («Эта книга про офицерскую часть/честь»)
  2. Вероятность одного слова стремится к нулю, в то время , как второго – очень велика («По проводам бежит электрический ток/сок»)
  3. Оба варианта возможны, однако вероятность появления одного слова немного превосходит вероятность второго («У собаки благородный род/рот»).

РЕЗУЛЬТАТЫ:

  • ·      Опознание окончаний фраз первой и второй группы было примерно одинаковым у больных шизофренией и здоровых испытуемых.
  • ·      При опознании окончаний третьей группы фраз больные шизофренией в 4 раза лучше опознавали менее вероятные стимулы, чем здоровые испытуемые.

ИТОГИ:

Если схема эксперимента в первой серии обуславливала появление у испытуемых множественности гипотез по поводу ожидаемого стимула, то во второй серии достигался эффект того, что вероятность двух стимулов была уравнена. По результатам второй серии у групп больных шизофренией и у здоровых испытуемых не было выявлено значимых различий, что свидетельствует,что у больных шизофренией нет трудностей в выявлении стимула из предъявляемого контекста. Третья серия эксперимента подтвердила гипотезу о том, что результаты больных шизофренией в первую очередь обусловлены трудностями в актуализации знаний, накопленных в прошлом опыте.

II. ИССЛЕДОВАНИЕ ЗРИТЕЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ.

1 серия: расфокусированные изображения

Эксперимент проводился в затемненном помещении с очень тусклой подсветкой. На экране, который находился от испытуемого на расстоянии 2 метров, предъявлялись расфокусированные изображения. Степень расфокусировки варьировалась от 0 до 12 условных единиц. Каждый зрительный стимул предъявлялся на всем диапазоне расфукусировки для определения порога опознания. Под порогом опознания понималось то деление на шкале, при котором зрительным стимул впервые опознавался испытуемым.

Стимулы: обычные и необычные

Испытуемые: 80 больных шизофренией, 60 здоровых испытуемых.

Инструкция: на экране вам будет предъявляться все, что угодно

РЕЗУЛЬТАТЫ:Для больных шизофренией характерно повышение порога для опознания обычных стимулов, и его понижение при опознании необычных стимулов.

2 серия: тахистоскопическое предъявление зрительных стимулов

Неопределенность стимульной информации в данном случае достигалась кратковременностью предъявления изображения. Порог в данном случае определялся временем экспозиции. Время экспозиции варьировалось от 0,01 до 10 секунд. Как и в прошлой серии, каждое предъявление каждого изображения проходило через весь диапазон с целью установления порога опознания.

Стимулы: обычные стимулы (яблоко) и необычные стимулы (необычные сочетания предметов или изображения предметов различных ракурсах: «электрическая лампочка в вазе с фруктаи; серп рядом со стаканом)

РЕЗУЛЬТАТЫ: Если изображение маловероятно по прошлому опыту, то больные шизофренией испытывают меньше затруднений при его опознании, чем здоровые. Если же оно шаблонно, обычно, часто встречалось в прошлом, то больные шизофренией по результатам опознания оказывается хуже здоровых.

3 серия: опознание зрительных стимулов при условии равной вероятности их появления

На экране предъявляется в различной последовательности только 2 стимула (ЯБЛОКО/ВИСЯЧИЙ ЗАМОК), о которых испытуемым заранее известно.

РЕЗУЛЬТАТЫ: В условиях равной вероятности появления двух стимулов больные шизофренией не отличаются по своим результатам от здоровых испытуемых.

4 серия: На экране в определенной последовательности предъявляются 5 слов, 4 из которых относятся к одному кругу понятий (птицы), а 1 слово - к другому. Однако это контрольное слово по «рисунку» соответствует ожидаемому слову: например, ожидаемое слово – ЛАСТОЧКА, а предъявляется слово ЛАМПОЧКА. Контрольное слово предъявлялось 4 раза вперемешку с остальными.

РЕЗУЛЬТАТЫ: При первом появлении контрольного слова у здоровых испытуемых была обнаружена тенденция определять это слово как ожидаемое (то есть вместо ЛАМПОЧКИ, они говорили ЛАСТОЧКА). При последующем предъявлении контрольного слова, перцептивная точность здоровых испытуемых немного повышалась. Перцептивная точность была выше у группы больных шизофренией при каждом предъявлении контрольного слова.

5 серия:

Контрольное слово (КОСМОС) предъявлялось на экране вперемешку с другими словами. Слова предъявлялись в определенной последовательности. Контрольное слово предъявлялось до тех пор, пока она не становилось знакомым испытуемому (7 раз). После этого контрольное слово заменялось на другое, сходное с первым по акустической и визуальной структуре (КОМПАС).

РЕЗУЛЬТАТЫ: Перцептивная точность у больных шизофрений была выше, чем у группы здоровых. Больные шизофренией обнаруживают меньшую зависимость восприятия от заданного контекста, скорее они ориентируются на объективные признаки стимула.

6 серия: схема эксперимента в седьмой серии была точно такая же , как и в 6. Только контрольное слово МАНДАРИН после 13 предъявлений заменялось на слово МАРГАРИН. Результаты те же.

ИТОГИ:

Первая и второй серии экспериментов предполагала появлений у испытуемых множества гипотез по поводу предъявляемого стимула. В третьей серии вероятности появления стимулов были уравнены. По результатам этой серии у больных шизофренией не было выявлено значимых отличий от группа здоровых испытуемых, что также говорит о том,что у больных шизофренией нет трудностей в выделении стимула.   Восприятие зрительных стимулов также зависит от способности актуализации прошлого опыта, которая у больных шизофренией нарушена.