Мышление – сложная саморегулирующаяся деятельность. Оно определяется целью, поставленной задачей. Утеря целенаправленности мышления приводит не только к поверхностности и незавершенности суждений, но и к тому, что мышление перестает быть регулятором действий человека.

Источник человеческого действия – осознанные потребности, возникшие в результате общественно-трудовой деятельности человека. Потребность выступает для него в виде конкретных желаний и задач. Реальная деятельность человека, направленная на достижение этих целей и разрешения данных задач, регулируется мышлением. Соответственно мышление должно быть целенаправленным, критичным, личностно мотивированным. Не существует мышления, оторванного от потребностей, мотивов, стремлений, чувств человека, т.е. от личности в целом (С.Л.Рубинштейн). Нарушения мышления в связи с изменением мотивационной сферы наблюдается при разных формах душевных болезней. Влияние мотивационной сферы проявляется при «искажении мышления», когда больные опираются в своих суждениях на признаки, не отражающие реальные и значимые свойства предметов. Значимым, существенным для человека является то, что приобрело смысл в его жизнедеятельности. Несмотря на то, что личностная направленность и содержание мотивов могут оказаться различными, основная практическая деятельность формирует устойчивость предметного значения вещей.

 

Нарушения мышления:

 

нарушение операциональной стороны мышления;

Снижение уровня обобщений, искажение процесса обобщения

нарушение динамики мышления

Ускорение мышления («скачка идей»), инертность, непоследовательность суждений, откликаемость, соскальзывание

нарушение личностного (мотивационного) компонента мышления;

Разноплановость, резонерство, некритичность

 

Разноплановость мышления – суждения больных о каких-либо явлениях протекают в разных плоскостях. Больные не выполняют задания, хотя усваивают инструкцию, у них сохранны умственные операции сравнения, различения, обобщения, отвлечения. Действия больного лишены целенаправленности. Особенно четко разноплановость выступает в заданиях на классификацию предметов и исключение. Пример: ответы ОДНОГО больного. Рыба, лебедь, лиса ® «Лебедь пятится назад, нет, кажется наоборот» Присоединяет лису: «Ведь щука – хищник среди рыб». Часы, термометр, глобус ® «Это для научного обоснования ракетостроения. Все это божественная сила». Стол, шкаф, кровать ® «мебель». Стакан, чашка, кастрюля ® «посуда». Больные подходили не с позиций, обусловленных конкретной ситуацией, а руководствовались измененным отношением, измененными жизненными установками, бредовыми идеями.

 

Разорванность мышления. Наблюдается при шизофрении. Сочетается с нелепым поведением больных. Оценка разорванности проводится по признаку отсутствия понятных экспериментатору связей между отдельными элементами высказываний больного. В довольно длительных высказываниях больных нет никакого рассуждения; нет связей между предметами и явлениями. В речи нельзя обнаружить определенный объект мысли. Не заинтересованы во внимании собеседника; не выражают в своей речи никакого отношения к другим людям. Разорванная речь больных не регулирует их поведение. Обильный и многословный характер ассоциаций. Многочисленные соскальзывания по созвучию, по внешним наглядным признакам, по сходству переживаний. Ослабление обычных, привычных ассоциаций. Разорванность – крайняя степень разноплановости.

 

Резонерство – «склонность к бесплодному мудрствованию», «словесная опухоль» (И.П. Павлов). Речь изобилует сложными логическими построениями, вычурными абстрактными понятиями, терминами, нередко употребляемыми без понимания их истинного значения. Если больной с обстоятельностью  стремится максимально полно ответить на вопрос врача, то для пациентов с резонерством не важно, понял их собеседник. Им интересен сам процесс мышления, а не конечная мысль. Мышление же становиться аморфным, лишенным чёткого содержания. Обсуждая простые бытовые вопросы, больные затрудняются точно сформулировать предмет разговора, выражаются витиевато, рассматривают проблемы с точки зрения наиболее абстрактных наук (философии, этики, космологии). Подобная склонность к пространным  бесплодным философским рассуждениям часто сочетается с нелепыми абстрактными увлечениями (метафизической интоксикацией). 

 

Психологические исследования. Т.о., с точки зрения психиатров – резонерство является патологией собственно мышления, однако психологические исследования (Т.И. Тепеницына) показали, что это нарушения не столько интеллектуальных операций, сколько личности в целом (повышенная аффективность, неадекватное отношение, стремление подвести любое, даже самое незначительное явление под какую-то «концепцию»).   Исследования показали, что неадекватность, резонерство больных, их многоречивость выступали в тех случаях, когда имела место аффективная захваченность, чрезмерное сужение круга смыслообразующих мотивов, повышенная тенденция к «оценочным суждениям». Аффективность проявляется и в самой форме высказывания: многозначительной, с неуместным пафосом. Иногда только одна интонация испытуемого позволяет расценить высказывание как резонерское (поэтому то, что описывается в учебниках, выглядит так блекло – нет эмоциональности интонаций).

Типы резонерства при различной психической патологии:

 

1.                      Шизофреническое (классическое) резонерство. Аффективно насыщено, есть потребность «что-то поведать миру». Склонность больного к выражению абстракции по отношению к мелкому объекту суждения; претенциозно-оценочная позиция. Больной вещает! Особый пафос, особая лексика, особые обороты, особая позиция говорящего, особая пафосная интонация при… При «мелкотемье».  Больные-резонеры склонны писать трактаты J. В патопсихологическом обследовании. Пр.: объяснение пословиц. "Не все то золото, что блестит". Больная: "Это значит, что надо обращать внимание не на внешность, а на внутреннее содержание", и тут же добавляет: "Но все же я должна сказать, что с точки зрения диалектики, это не совсем правильно, ведь существует же единство формы и содержания, значит, надо обратить внимание и на внешность". Резонерство в норме возникает в сложной и эмоционально-значимой ситуации (напр., на экзамене J) и зачастую произвольно или полупроизвольно;  в патологии же все строго наоборот: резонерство возникает вне зависимости от трудности заданий и эмоциональной нагруженности ситуации. Нет компенсаторной функции резонерства у больных, в отличие от нормы!

2.                      Эпилептическое резонерство. Иное, чем при шизофрении. Оно более сходно с резонерством нормальных людей: возникает в процессе диалога, компенсаторный характер. Отличие от нормы: выраженная потребность говорить с яркой аффективной окраской высказывания, с особой лексикой – морализаторство, нравоучение.

3.                      Органическое резонерство. Наиболее сходно с резонерством у здоровых людей: все адресовано партнеру, возникает в ситуации затруднений. Главная особенность: комментирующий характер; резонерство наблюдается вовне, вынесение в план громкой речи отдельных этапов выполняемой программы. Пр.: при выполнении пробы «Доски Сегена».

 

Понятие критичности носит в психиатрии неоднозначный характер; часто имеется в виду критичность к бреду, галлюцинациям и другим болезненным переживаниям. Особенно важен тот вид критичности, который состоит в умении обдуманно действовать, проверять и исправлять свои действия в соответствии с объективными условиями реальности. Нередко некритичность принимает особую форму, проявляясь в виде нарушений спонтанности поведения, инактивности. Подобное поведение мы часто наблюдали у больных с грубыми поражениями лобных отделов мозга. При поверхностном наблюдении эти больные производили впечатление относительно сохранных людей. Они усваивали предъявляемые им вопросы, были ориентированы в месте и времени, в общественных событиях, принимали участие в трудовых процессах, выполняли поручения, читали книги, запоминали прочитанное, слушали радио. Однако при ближайшем наблюдении можно было отметить неадекватность их поведения. Вслушиваясь в их беседы с родными, можно было установить, что больные правильно отвечали на вопросы, но сами их не задавали, не интересовались жизнью своих близких, не говорили о своих планах на будущее. Они сами не предъявляли жалоб, считали себя здоровыми, готовыми нести и дальше свои трудовые обязанности; лишь путем настоятельных опросов и бесед удалось выяснить, что у них имеют место головные боли и другие недомогания, которым они не придавали значения: "пустяки, поболит голова и пройдет", "чувствую некоторую слабость, отлежусь недельку и могу обратно пойти на фронт" — подобные фразы были частыми их высказываниями. Соматическое состояние этих больных часто было хорошим.

Утеря целенаправленности мышления ® поверхностность, незавершенность мышления; мышление перестает быть регулятором действий человека.

С.Л.Рубинштейн: только в процессе мышления, при котором субъект более или менее сознательно соотносит результаты мыслительного процесса с объективными данными, возможна ошибка и что «возможность осознать ошибку является привилегией мысли».

В психопатологии критичность – критичное отношение к бреду, галлюцинациям, к другим болезненным переживаниям.

У Зейгарник: критичность – умение обдуманно действовать, проверять и исправлять свои действия в соответствии с объективными условиями.

Методика классификации. Выделяется особая группа ошибок – бездумная манипуляция предметами. Не дослушав инструкцию, больные начинают раскладывать карточки по произвольным группам. 60% прогрессирующий паралич, 20% травма, 11% сосудистые заболевания. При указании экспериментатора, что группы должны быть по смыслу, а карточки – подходить друг к другу ® делает правильно. Не замечают ошибок. Если их указать, не исправляют. Пример: больной считал возраст своей дочери. Она оказалась на два года моложе его. На это он сказал: «Все может быть». Больные легко соглашаются с абсурдными суждениями; легко и бездумно подчиняются предложениям другого человека. Жалоб не высказывают, недостатков не замечают, не тяготятся пребыванием в больнице. Не строят планов. Деятельность больных характеризуется отсутствием самоконтроля, безразличным отношением к тому, что они делали. Такое отношение к окружающему, к своему Я являлось причиной их измененного поведения, изменяло самый характер больных. Проявления их глубокого личностного уплощения – безответственность, беззаботность, небрежность. (Отмечено в трудовой деятельности). Их мышление  не направлено на объект деятельности, нет заинтересованности в решении задач, в оценке.

Лурия: действия лобных больных не подчинены внутреннему мотиву, происходит отщепление действия от его мотива. Целенаправленность мышления требует осознания самого себя. Только при наличии такого осознания становится возможной критическая оценка своих действий и мыслей. Критическое поведение является наиболее высокой и совершенной формой поведения. Оно предполагает понимание окружающего в его истинных связях и отношениях, целенаправленность действия, возможность самоконтроля и рационального руководства своим поведением при достижении этих целей. Некритичное поведение может появляться у больных с нарушением сознания, из-за аффективного изменения, у расторможенных больных.

У исследовавшихся больных был другой генез некритичности. Их бесконтрольное поведение обуславливалось отсутствием отношения к работе, к своим возможностям, к оценке результатов своих действий, т.е. было проявлением глубокого нарушения личности.