Рациональное мышление поражено логикой бинарных оппозиций. Традиционное классическое мышление как мыш­ление рациональное поражено установками европоцент­ризма и эволюционного снобизма, согласно которым тот, кто был до нас, — примитивнее, проще.

Выготский - эти миры не выше и не ниже. Они — другие.

«па­радокс системности». система вмещается в элемент. Иногда интериоризацию понимают примитивно — как переход из внешнего во внутреннее. НО он показывает переходы, трансформации миров, как социальный мир свертывается, меняет размерность, обладает хронотопом, превращаясь во внутренние иные миры.

Логика при исследованиях игры. понятие «мнимой ситуации». Есть взаимопереходы между игрой и реальностью. виртуальная реальность становится сегодня реальной.

Зона перехода - это прорыв культуры через смыс­ловые реальности.

Понятие «зоны ближайшего развития» («ЗБР»).

Рефлексия посту­латов и установок классического мышления выступает как шаг к преобразованию культуры мышления, к его «потенциальной релятивизации». Продуктом преобразующей классическое рациональное мышление рефлексии и стали «постулат непосредственности», «постулат сообразности», формы познавательного эгоцентризма («евроцент-ризм», «лингвоцентризм», «эволюционный снобизм», «антропоцентризм»), методологичес­кие предпосылки дуалистических схем детерминации развития личности.

Постулат непосредственности. факты, например прояв­ления активности человека, его неосознаваемых влечений, вступили в противоречие с постулатом непосредственнос­ти, согласно которому объективная действительность непосредственно воздействует на психику субъекта и однозначно определяет возникающие вслед за этим воз­действием проявления его психики и поведения. Постулат непосредственности был выделен Узнадзе в ходе ана­лиза интроспективной психологии сознания и бихевио­ризма. В основе постулата непосредственности лежит присущая механистическому детерминизму двучленная схема анализа психики: воздействие на рецепторные системы субъекта — ответные явления (субъективные или объективные), вызванные данным воздействием. Наибо­лее явно постулат непосредственности был выражен в схеме «стимул — реакция».

В результате предметом психологичес­кого исследования становятся различные замкнутые «миры»: «психика вне поведения» и «поведение вне пси­хики», В отечественной психологии преодоление постула­та непосредственности осуществляется в русле теории установки Узнадзе и деятельностного подхода.

 

Принципиальная новизна состоит в прорыве за границы «по­стулата непосредственности» и поиске «опосредующего звена», которое, порождая психические явления, само бы к сфере психического не принадлежало.

Прямая характеристика идей Выготс­кого как неклассического подхода к сознанию принадлежит Эльконину.

В своем бунте против рационализма Харре привлекает в союзники ЛСВ, опираясь на принцип «интериоризации—экстериоризации», совершает два шага:

—  изобличение классической психологии в пяти гре­хах — сциентизме, универсализме, индивидуализме, механистической каузальности и опоре на картезианские оппозиции «внешнее—внутреннее», «субъективное-объективное»;

— построение пространства «истинной» психологии с ося­ми «индивидуальное—коллективное», «социальное—лич­ностное» , «публичное—приватное» с прямой опорой на положение ЛСВ об «интериоризации—экстерио-ризации».

Для Эльконина переход ЛСВ от трак­товки социальной среды как «фактора» к пониманию «со­циального» в качестве «источникам развития личности символизирует начало неклассической психологии сознания.

 

Сила культурно-исторической психо­логии ЛСВ заключается в том, что она воспринимается как близкая по духу искус­ству.