21. Рациональная и эмпирическая психология Хр.Вольфа, ее критика И.Кантом. Психологические идеи И.Канта.

 

Эмпирическая философия и психология, возникшие в Англии, проникли в Германию не сразу. Только во второй половине 18 в. появились переводы локковских «Опытов», трудов Юма, в 70-х гг. — Гартли и затем французов — Боннэ, Гельвеция, Кондильяка. До этого здесь господствовали Декарт, Лейбниц и его последователь X. Вольф.

X. Вольф (1679—1754).

 «сис­тематизировал и популяризировал Лейбница и установил в Герма­нии психологию, под влиянием которой развивался Кант и которую Кант потом отверг». Система Вольфа была компромиссом между эмпирическими и рационалистическими идеями в психологии. Разделял пси на две науки: эмпирическую и рациональную. В эмпирической психологии - изучение фактов о жизни души вместо схоластических споров о существе души. Но его эмпирия скудна. Смутно указал на возможность измерения в психологии. Величину удовольствия можно измерять осознаваемым нами совершенством, величину внимания - продолжительностью аргументации, которую мы в состоянии проследить. Отрицательное отношение Канта. Предметом рациональной психологии были спекуля­тивные рассуждения о сущности, месте пребывания, свободе и бессмертии души. Здесь он выдвинул теорию способностей, продолжив различе­ние в душе познавательных и желательных способностей, которое проводилось в Средние века. Желательные способности производны от познавательных. Из познаватель­ного акта сначала возникает удовольствие (или страдание), по­том суждение о достоинстве объекта и, наконец, аппетит — стремление к объекту. Оно возникает из сознания его доброкачественности (или отвращения от объекта, в котором мы открываем зло).  Более  сильные  проявления  чувственного аппетита назывались аффектами.

И. Кант (1724 - 1804).

Критиковал Вольфа. Основные вопросы философии Канта: что я могу знать? (метафизика), что я должен делать (этика), на что я смею надеяться (религия), что такое человек (главный вопрос).  На обращение Канта к человеку оказал влияние Руссо, который восхитил его способностью расходиться с общепринятым мнением, слогом своих сочинений и отсутствием неуважения к простым людям.

Труды: «Наблюдения над чувством прекрасного» (1764); «Критика чистого разума» (1781) — гносеология (эпистемология); «Критика практического разума» (1788) — этика; «Критика способности суждения» (1790) — эстетика; «Метафизические начала естествознания» (1786), явления сознания можно изучать только как историческое знание о них, а не в рамках науки; «Антропология» (1798), о трихотомии души по Тетенсу и про характер и темперамент; «О способности духа силою только воли побеждать болезненные ощущения» (1798) – описал «искусство жизни», как с помощью разума можно укрепить и тело, и дух; «Педагогика» (1805) – за сократический метод поиска в диалоге в обучении.

Ставит вопрос, при каких условиях возможна психология как наука: «эмпирическое учение о душе должно всегда оставаться далеким от науки о природе, т.к. математика неприложима к явлениям внутреннего чувства и к их законам», а также потому, что в пси невозможен эксперимент, «поскольку многообразие внутреннего наблюдения может быть здесь расчленено лишь мысленно и никогда не способно сохраняться в виде обособленных элементов, вновь соединяемых по усмотрению; еще менее поддается экспериментам другой мыслящий субъект, а еще наблюдение само по себе изменяет и искажает состояние наблюдаемого предмета. Учение о душе никогда не может стать чем-то большим, чем историческое учение и  систематическое учение о природе внутреннего чувства, т.е. описание природы души, но не наукой о душе».

Все познаваемое (как внешние предметы, так и внутренние переживания) разделял на «явления» и «вещи в себе». Явления можно познать, а вещи в себе непознаваемы при помощи ощущений и недоступны для познания вообще, ибо другого пути, кроме опытного, Кант, как и все сенсуалисты, не признавал. Истинное познание явлений происходит главным образом при эксперименте, он более точен и достоверен, чем наблюдение. Развив эти мысли, высказанные еще Бэконом, Кант пришел к выводу об ограниченности данных, которыми располагает психология (невозможность экспериментального исследования и подведения психических фактов под строгие математические законы). Кант и Юм: пси, хотя и является самостоятельной наукой, не может быть наукой точной и достоверной. Наблюдая разные сферы психического - познание, волю и чувство, пси вооружает нас знаниями, которые можем использовать в реальной жизни, поэтому предназначение психологии - описание проявлений психической жизни, но не их объяснение. Не прав, считая невозможным в психологии эксперимент и математику, но указал на их необходимость для психологии как науки.

Трихотомия души (И.Тетенс, Кант): он отличает познавательную способность души от способности чувствовать удовольствие и страдание и от желательной силы («Критика способностей суждения», «Антропология»). Понятия воли Кант лишь касается: разница между волей и желанием в том, что воля побуждается разумом, источник желания - чувствования, удовольствия и страдания. Классификация Канта перешла в 19 в. и стала господствующей.

Априоризм Канта. Понятие априорного познания было еще у Платона с его познанием как припоминанием, Аристотель различал доказательство от последующего и доказательство от предшествующего. В дальнейшем это различие исследовали Северин Боэций, средневековые арабские философы (Ибн Рушд, Ибн Сина). «априори» введён в средневековой схоластике. Европейские схоласты, следуя Аристотельскому взгляду, называли познание вещей как действий из их причин, «познанием априори», а познание вещей как причин из её действий — апостериори. Альберт Великий и Фома Аквинский. В новоевропейской философии термин меняет смысл - влияние спора рационализма и эмпиризма. Лейбниц познание априори приравнивал к умозрительному познанию, а познание апостериори — к опытному познанию. Умозрительное познание беспредпосылочно, самоочевидно для разума, является непосредственным усмотрением истины (интеллектуальной интуицией).

У Канта (в «Критике чистого разума») априорное знание рассматривалось как условие необходимости, всеобщности и организованности опытного знания. Познание должно соответствовать этим характеристикам как своему идеалу (например, суждение 7+5=12 универсально, не имеет исключений и необходимо должно быть истинным), под апостериорным знанием — все опытное знание, которое случайно и единично (то, что снег белый - это не необходимость, так как снег может быть не только белым, мы не можем быть уверены в отсутствии исключений из этого правила). Априори имеет смысл в связи с опытом, поскольку оформляет опыт. Механическое понимание причин психической активности – применил к процессу познания → ощущения возникают только под действием внешнего толчка, побуждения. Ощущения пассивны, потому нуждаются во внешней активности, которая становится стимулом процесса восприятия. «Хотя всякое наше познание и начинается с опыта, отсюда не следует, что оно целиком происходит из опыта. Возможно, что наше опытное знание складывается из того, что мы воспринимаем посредством впечатлений, и из того, что наша собственная познавательная способность (побуждаемая чувственными впечатлениями) даёт от себя самой». Воздействуя на нашу чувственность, явления опыта пробуждают внутреннюю активность человеческого познания, которая проявляется в человеческой способности совершать не только опытное, но и внеопытное (априорное) познание. Априорные знания - не зависят от всякого опыта, чистые априорные знания - имеют всеобщий и необходимый характер, и к которым не примешивается ничто эмпирическое. Как и при каких условиях возможно для человеческого мышления чистое трансцендентальное познание априори? Познание, занимающееся видами нашего познания предметов, поскольку это познание должно быть возможным a priori. Принципы (законы) наук, утверждая нечто относительно целых классов предметов, не могут быть сформулированы на основании одного только опыта.

Однако содержание априорного знания получено из опыта. Субъект, начиная познание, заранее обладает априорными формами познания, которые придают его знанию характер необходимости и всеобщности. Кант различал априорные формы чувственности (трансцендентальные формы чувственности, априорные формы созерцания) - чистые созерцания, с помощью которых многообразные, разрозненные и не всегда отчетливые восприятия приобретают всеобщую объективную значимость (пространство и время), и априорные формы рассудка (трансцендентальные формы рассудка), которые придают связность и упорядоченность хаотическому многообразию чувственного опыта – это категории (12) и идеи чистого разума(3).

Насчет пространства и времени. Все внешние явления мы представляем как существую­щие в пространстве → пространство - форма внешнего чувства. Все представления нас самих существуют во времени → время - форма внутреннего чувства (но косвенным образом оно является условием и внешнего восприятия). Пространство и время как формы чувственности обладают трансцендентальной идеально­стью: таких объектов, как время и пространство, нет; и эмпири­ческой реальностью: как способы, посредством которых осуществляются представления о предметах и обо мне самом. Эти формы могут быть только априорными: они абсолютно необходимые формы всего существующего, опыт же никогда не может дать всеобщего и необходимого, а только имеющее значение и смысл в определенных условиях.

Сам рассудок присоединяет категории к многообразному чувственному материалу, уже организованному априорными формами чувственности. Этот синтез обеспечивает возможность естествознания как науки. Кант насчитывает 12 категорий, разделённых на 4 класса: категории количества, категории качества, категории модальности и категории отношения. Учение об апперцепции. Апперцепция — активная сила, осуществляющая синтез первоначально отеческих представлений. Имеет 2 формы: первоначально-синтетическое единство апперцепции, или трансцендентальное единство самосознания: для познания необходимо единство само­сознания; и трансцендентальное единство апперцепции, или объективная апперцепция, т.е. направленная на объект, она синтезирует отдельные впечатления от объекта в целостное знание, вносит единство в хаотическое многообразие чувственности и создает объект.

Различие между аналитическими и синтетическими априорными суждениями. В аналитическом суждении субъект содержит предикат, а в синтетическом суждении предикат приписывается чему-то внеположенному (субъект не мыслится в самом предикате). Высшим основоположением, которому подчиняются аналитические суждения (принципом, делающим их достоверными), является логический закон противоречия (они истинны, если не противоречат себе). Синтетические априорные суждения расширяют наше знание и в то же время общезначимы. Они являются идеалом всякого знания. Как возможны априорные синтетические суждения (на каком основании производится синтез), ведь они не могут быть получены из опыта (апостериори), а только из чистого разума (априори). Синтетические априорные суждения возможны, поскольку подчиняются как высшему основоположению трансцендентальному единству апперцепции («синтетическому единству многообразия созерцания в возможном опыте», чистому Я, рассудку, трансцендентальному субъекту), которым является априорное суждение «я мыслю». Оно является условием возможности подведения многообразия чувственного представления под априорные понятия единства, высшим условием единства всех понятий рассудка, вообще высшим условием всех синтезов. В результате суждение приобретает объективную значимость и становится не просто истинным, а необходимо истинным суждением.

Естествознание исследует только действующие причины (механические причины), но этого недостаточно для описания органической жизни и человеческой деятельности. В «Критике способности суждения» введено понятие особого вида причинности — целевые причины, цели природы. Однако целесообразность природы не познаётся в опытном исследовании, но является «особым априорным понятием, которое исходящее из рефлектирующей способности суждения». Это понятие может выступать лишь в качестве регулятивного принципа.

Учение о трансцендентальных схемах, разрешается вопрос о применении категорий к эмпирической действительности, данной человеку в восприятии. Схемы - новый элемент сознания, соединяющий в себе разнородные познавательные способности, так что они являются и  чувственными понятиями. Продукт деятельности воображения. Так, вербализм, неспособность увидеть за словесной формулировкой какого-либо правила, закона, стоящую за ним реальность, преодолевается обращением к схематическим изображениям.

Вещи в себе, которые не доступны исследованию, - априорное знание, которое усваивается человеком без опоры на чувственный опыт, благодаря активности души. Эти априорные знания касаются внешних и внутренних феноменов, например понятия «Я», которое невозможно вывести только из данных рефлексии. Спонтанная активность души, не постигаемая чувством, позволяет понять многие вещи и структурирует, упорядочивает опыт, который человек получает благодаря ощущениям. Т.о. здесь понятие трансцендентальной апперцепции, т.е. психической активности, благодаря которой человек осознает мир и себя постоянными и целостными.

Об успехах науки: «две вещи остаются загадочными и непостижимыми - это звездное небо над головой и моральный закон внутри нас». Главный этический принцип, сформулированный Кантом, человека нельзя рассматривать как средство для достижения цели, он сам есть цель. Признает аморальным любое манипулирование людьми, их стремлениями и переживаниями, ставит перед человеком задачу соответствовать своему высокому предназначению. Есть обязательный для всех людей этический закон, которому они должны следовать не из стремления к выгоде, но из желания соответствовать идеалу человека. Моральный императив: человек должен поступать так, чтобы принципы, к-рыми он руководствуется, могли стать всеобщими.